Онлайн-радио 101.ru для WindowsPhone – почему у нас все получилось!

В декабре 2013 вышел в релиз новый продукт от VIAcode – приложение для Windows Phone Онлайн-радио 101.ru. Приложение набрало уже множество положительных отзывов, пользователями было произведено почти 50000 закачек всего за 3,5 месяца на сегодняшний день и продолжает расти. Онлайн-радио 101.ru вошло в топ 7 всех Windows Phone приложений в России по лучшим оценкам, а также заняло первое место по лучшим оценкам в категории «музыка+видео» (по РФ).

Nokia_RADIO2_2middle_500px_heightЭто первый подобный проект в VIAcode, и нам очень интересно, как появилась эта идея и есть ли планы продолжать развитие этого направления разработки в рамках нашей компании.

Как раз об этом сегодня расскажет сам «отец» этого проекта, Максим Менжунов.

фото 1

(more…)


HackSpace – пространство для роста и развития. Теперь и в Таганроге!

«Hackerspace (хакерспейс) или hackspace (хакспейс) (от англ. hacker и англ. space) — реальное (в противоположность виртуальному) место, где собираются люди со схожими интересами, чаще всего научнымитехнологическими, в цифровом или электронном искусстве, для общения и совместного творчества» – Wikipedia.

Такие «хакерские пространства» есть по всему миру. Например, c-base в Берлине, Metalab в Вене, HackerbotLabs в Сиэтле и др. В России первым HackSpace стал открытый 1 июля 2011 года в Москве Neúron. Позднее появились HackSpace-Spb в Санкт-Петербурге, AmberLab в Калининграде и FOSSlabs в Казани.

Совсем недавно появился HackSpace и в Таганроге. Этот город можно по праву назвать южным IT-инкубатором, благодаря расположению там Инженерно-технологической академии ЮФУ – бывшего Таганрогского радиотехнического университета (а потом и ТТИ ЮФУ), который уже многие годы выпускал востребованных IT-специалистов разных направлений.

Организатор HackSpace в Таганроге – инициативный, энергичный и очень обаятельный студент 4го курса факультета информационной безопасности ИТА ЮФУ Артем Попов.

Артем Попов

Артем поведал нам небольшую историю о том, как HackSpace появился в Таганроге, ответил на наши вопросы и рассказал о своих планах. (more…)


Интервью с путешественником

Продолжая традицию публикаций интервью с сотрудниками компании VIAcode, выкладываем замечательный фото-рассказ нашего коллеги Леши Пухова про экзотическую страну Малайзию, в которой ему удалось побывать этим летом. Леша успел рассказать и показать очень много, и мы с удовольствием делимся с вами его впечатлениями. Возможно, это сподвигнет кого-нибудь повторить такое путешествие?

Леша Пухов

(more…)


Интервью с интересными людьми: Алексей Баранцев (часть вторая)

Наши читатели нас читают, что очень приятно! По их просьбам мы решили не тянуть с продолжением интервью с Алексеем Баранцевым, вот оно 🙂
Фотосъемка интервью была организована Константином Ильиным. Костя, спасибо!
Первая часть интервью здесь.

Ольга:- Помимо сайта, вы еще и координируете свою команду, я нашла упоминание о команде из 20 профессионалов.
Алексей: – Это устаревшая информация.
Ольга: – Её больше нет?
Алексей: – Команда есть, но я в качестве только посредника. Я сразу им проекты передаю. Всё, я от руководства команды полностью отошел. У меня была команда, когда я работал руководителем мини-отдела такого, в Институте Системного программирования, и мы занимались заказным тестированием, т.е. была такая узкая специализация. Команда была достаточно интересная, потому что мы людей подбирали хитро. Нам не подошел ни один HR нормальный, не в обиду будет сказано.
Кстати: персонал подбирала нам тоже моя жена. Я смог ей объяснить, каких людей нам надо найти. И мы нашли достаточно парадоксальное решение, которое я сейчас всем советую: «Если нужно набрать команду высококвалифицированных тестировщиков – нужно искать людей, которые хотят быть программистами, системными администраторами» Из них, если их сагитировать, если им показать, что этим заниматься интересно – то получается совершенно потрясающий тестировщик.
Ольга: – Да вы что! Я воспользуюсь этим советом.
Алексей: – Конечно, я это всем всегда рекомендую.
Юлия:- Ты представляешь, какая на тебе будет ответственность.
Алексей: – Нужно брать программиста, который хочет быть программистом, у которого есть опыт программирования или опыт системного администрирования, и который даже не помышляет о том, что бы делать карьеру в тестировании. Вот если получится это сделать….
Юлия:- То будет хороший тестировщик.
Алексей: – Ещё один совет, как правильных людей искать, как мы их искали: во-первых, мы отбирали людей, которые вообще не думали, что хотят быть тестировщиками; во-вторых, я уже об этом говорил, что главное качество тестировщика – это любопытство. Мы искали людей, у которых резюме просто распирает от разных технологий, с которыми они работали. Это означает, что человек всё это попробовал, ему просто интересно, ему любопытно узнать, как всё это работает. Он и дальше будет такой же любопытный. Ему в тестировании будет интересно именно потому, что он всё любит трогать руками.
Ольга: – Такой почемучка любознательный.
Алексей: – Да-да, любознательный. Он, может, не супер профессионал в программировании. Да и зачем нам супер-профессионалы в программировании?
Ольга:- Бытует такая точка зрения, я не говорю, что я её поддерживаю: «Если программист хочет стать тестировщиком, – значит у него что-то не получилось в программировании».
Алексей: – Нет, нет, нет. Мы не ищем тех, кто хочет стать тестировщиками. Мы берем программистов, которых хотят стать программистами. Когда человек хочет стать тестировщиком, в резюме написано, что он хочет стать тестировщиком. Кем он раньше работал? Скажем, он работал курьером, или в тех. поддержке. И это для него шаг вверх. Да, можно его ещё дальше вырастить. Мы пытаемся найти людей, для которых это будет шаг в бок, не вниз, а в бок.
Юлия:- Но для многих программистов это будет шаг вниз!
Ольга:- Они так считают!
Алексей: – Ничего подобного, их надо разубедить, у нас были конкурентные зарплаты, у нас не было различия – программист или тестировщик. Если человеку надо было, он мог поработать программистом. У него была возможность во внутренних проектах поучаствовать. Никаких проблем, не хочешь быть тестировщиком – пожалуйста, отправляйся программировать.
Ольга:- А как вы их убеждали вообще?
Алексей: – Это же интересная работа! (смеется). Если взять хорошего, увлеченного тестировщика, чтобы он объяснил программисту, как классно заниматься тестированием, то программисты иногда очень даже убеждаются.


Ольга:- Новое слово в поиске персонала. Я даже попробую применить.
Юлия:- А это по-прежнему работает, интересно?
Алексей: – Я надеюсь. Почему это должно перестать работать? Для нас же работало. При этом отсев довольно большой, я не знаю как там статистика, мы брали 1 из 10-20 человек, которых мы приглашали на собеседование.
Юлия:- То есть были такие, кого вы уговаривали, были и такие, кто не соглашался?
Алексей: – Были те, кто просто не подходил, не мог продемонстрировать знания, которые он написал в резюме. Людям, которые приходили на собеседование, давали тестовое задания. Человек, который позиционируется на тестировщика, получает тестовое задание, в котором про тестирование ничего не написано – там задачки на умение классифицировать (проверка того, что человек обладает логическим мышлением), немножко на умение программировать, немножко на умение составить тесты. Не проверяли – умеет он тестировать или нет, знает ли он какие-нибудь приемы тестирования или нет. Нам нужен был: a – любопытный, b – умеющий логически мыслить, c – умеющий минимально программировать, потому что всегда было много автоматизации.
Ольга:- Алексей, а как зарядить энергией тестировщика, чтобы он выдавал креативные решения, чтобы он горел? Бывает такое, что вот ему снова тестировать, снова одно и то же. Рутина поглотила…
Как человеку вообще находиться в таком состоянии…?
Алексей: – А как программисту? Ему надо придти и написать какое-то количество кода. Рутина же сплошная. У всех рутина, но каждый находит свое, что-то интересное. Программист прочитал книжку и думает – во, я попробую применить новый шаблон проектирования или я нашел новую библиотеку, сейчас я попробую прикрутить её к программе или давайте попробуем этот модуль переписать по- другому. Какие-то новые идеи находят и как-то эту рутину разбавляют. У тестировщиков тоже возможности подобные есть. Тестировщики иногда побаиваются проявить инициативу. Не надо побаиваться – это тестировщикам совет. Менеджерам совет – надо давать им больше свободы.
Ольга:- Самостоятельности?
Алексей: – Свободы !!! 🙂
Ольга:- А как им давать свободу?
Алексей: – Самостоятельность она такая – вот тебе список тестов, выполни его самостоятельно. А можно сформулировать по-другому: «У нас есть некоторая задачка – надо протестировать вот это. Вот у нас есть тесты, которые написал твой предшественник, ты можешь пользоваться ими, но можешь написать их самостоятельно, но не хуже».
Ольга:- То есть момент соревновательности? Вызов такой?
Алексей: – Должен быть какой-то челлендж.
Юлия:- Иногда проще самому написать с нуля, чем переделывать.
Алексей: – Ещё тестировщикам рекомендую читать одну умную книжку: «Серьезное творческое мышление» Эдварда Дэ Боно, книжка для тестировщиков, очень хорошая, помогает стимулировать мозг (смех всех участников).
Ольга:- И она правда стимулирует?
Алексей: – Да, очень хорошая книжка, правда, идей много можно почерпнуть.
Ольга:- А где ещё можно почерпнуть идеи? Вы упомянули, что тренинги проводите всё время по-разному, значит где-то берете эти новые идеи.
Алексей: – Да, меня подталкивают вопросы, которые мне задают. Я сам не очень хорошо генерирую какие-то новые вопросы и идеи, но когда мне задают какой-то вопрос, у меня мозг начинает работать.
Я умею генерировать решения. Человек же обладающий творческим мышлением, умеет ставить и неожиданные вопросы. Вот книга Эдварда Дэ Боно как раз и стимулирует творческое мышление.
Ольга:- Алексей, а как вы относитесь к интуиции? Насколько она важна в процессе тестирования?
Алексей: – У меня может неправильное отношение к интуиции. Когда мы были в Нижнем Новгороде, ко мне подходила девочка, она, кстати, на следующей SQA Days предлагала сделать доклад по интуиции, сейчас он, вроде, лежит в заявках. Якобы есть научные или псевдонаучные наработки по интуиции, которые говорят, что можно выработать чуть ли не экстрасенсорное восприятие, чуть ли не карты угадывать – масть, цвет или ещё что-то..
Юлия:- Применительно к тестированию..
Алексей: – Применительно к тестированию, это, наверное, должно означать, что я смотрю на программу и вижу – здесь баг, и раз, здесь и есть баг. Я придерживаюсь другой точки зрения на интуицию – интуиция это неосознанный, недорефлексированный опыт. Когда удается его рефлексировать – появляется новая техника тест-дизайна. И всё, она больше не интуиция. До этого оно, что-то такое подсказывало, что искать надо здесь, но не получалось сформулировать правило. А через некоторое время формулируется правило – искать надо здесь, появляются четкие признаки. Вот когда поначалу не можешь сформулировать эти признаки, тогда это интуиция.
Ольга:- То есть ты каким-то образом чувствуешь что вот здесь ошибка, хотя формально все в порядке…
Алексей: – Подсознание не признается, как обнаружить этот дефект. Не удается это вытащить наружу, не удается отрефлексировать эту идею. Я люблю сидеть, думать и рефлексировать на тему, как я нахожу дефекты. Когда я понимаю, что я нахожу эти дефекты интуитивно, я пытаюсь это понять – как я их нахожу. Мне интуиция не очень нравится. Я тренер-консультант, я не смогу интуицию эту передать. Мне нужно, что бы эта интуиция превратилась в метод, который я смогу объяснить. Такая интуиция – это хорошая штука.
Юлия:- Многие люди что-то коллекционируют. Вы что-нибудь коллекционируете? Баги, например 🙂
Алексей: – Нет. Мне терпения не хватает (смеется). Это, как в детстве коллекционируют…Поколлекционировал, потом выбросил. Я могу баги пособирать, потом выкину их. Освобождаю место.
Юлия:- А был какой-то такой запоминающийся баг, который особо запомнился. С чем-то таким ярким связан?
Алексей: – Было, конечно, несколько подобных. Но я про них не буду рассказывать, коммерческая тайна. У меня есть несколько заметок, которые я писал про разные баги. Тоже своеобразные, но это не из числа любимых.
Ольга:- А вот понятие любимый… Почему именно вот этот баг любимый?
Алексей: – Ну, наверное, он дался с трудом. Сложно было его поймать, добыть. Один из таких, действительно есть, причем он описан подробно. Это чуть ли не детективная история. Это баг, который у нас был на форуме software-testing.ru, когда счетчик количества личных сообщений в ящике иногда становился отрицательным. Я этот баг ловил несколько дней, я пытался понять почему. Поскольку в то время, код мне был недоступен, я ловил его методом черного ящика. Когда я догадался, почему это так происходит, это, конечно, было озарение. Сейчас я это тоже рассказываю как метод.
Ольга:- Алексей, вы какие-нибудь детективные истории любите читать?
Алексей: – Я люблю их читать не больше чем любую другую развлекательную литературу, приключенческую или ещё какую. Я не пытаюсь угадать, чем закончится. С одной стороны бесполезно, с другой, если угадаешь, разочарование – ну вот, я так и знал.
Ольга:- А как же радость от пойманного бага?
Алексей: – Нет, не то. Вот когда его действительно сам ловишь. А когда описание читаешь, это уже не то. Да, конечно, я потом писал описание этих багов, может, кому-то интересно было читать, но самому-то всё равно интереснее. Сам догадался, сам поймал, сам нашел. Вообще… я не люблю баги!
Юлия:- А они вас?.. (Смеются)
Алексей: – Надеюсь, они меня тоже не любят.
Юлия:- У меня столько случаев было каверзных, что кажется, что у меня карма такая.
Ольга:- Профессия перешла в жизнь.
Юлия:- Второй раз, когда меня встречают из отпуска, ломается машина. У вас такого не было?
Алексей: – Я думаю, это как с приметами. Особенно с какими-нибудь приметами, которые к несчастью. Люди, которые в эти приметы верят – они на них обращают внимание. Тестировщики, они по своей проф. привычке, обращают внимание на всякие мелочи, они фиксируются. Остальные смотрят на те же вещи, на те же баги натыкаются, но они внимания на них не обращают.
Ольга:- Ваша профессия- консультант плюс тестировщик достаточно творческая. Для поездок и тренингов нужно много сил и энергии, где вы это берете?
Алексей: Вообще, у меня есть несколько стимулов. Я ленивый. Если мне задают вопросы, если я некоторое время не отвечаю, я прошу пропинговать меня. Если я не ответил на вопрос, это не означает, что я проигнорировал его, просто я потерялся в куче других вопросов. Поскольку я ленивый, и поскольку я не дисциплинированный, наверное, это случилось случайно, но в свое время я сумел принять самое правильное решение в своей жизни – я удачно женился. У меня потрясающе активная жена. Она меня заставляет работать. Вдохновляет. Я могу день, два, три работать. Если бы она не заставляла работать, я бы сидел и рефлексировал (смеется). Причем не для того, что бы что-то написать, а просто для себя, получал бы удовольствие от процесса.
Ольга:- Вообще считается, что хорошая семейная пара, это когда женщина наполняет мужчину таким образом, что он становится успешным, энергичным, зарабатывает большое количество денег. Это нормальные хорошие отношения.
Алексей: – У нас это всё естественным образом как-то произошло, удачно сложилось. Так что у меня нет проблем с вдохновением, вдохновение всегда под рукой. Если долго ничего не делать, то прийдет вдохновение и скажет – давай работать.
Ольга:- Алексей, что вы можете пожелать читателям нашего блога?
Алексей: -Пожелать я могу только успешной интересной работы, чтобы у тестировщиков всегда были хорошие разработчики, а у разработчиков хорошие тестировщики 🙂 Чтобы багов поменьше находилось.
Ольга:- То есть много багов – это плохо?
Алексей: – Кошмар, но искать их интересно 🙂 Процесс интересен. Когда их много, тогда это уже превращается просто в поток, всякий интерес теряется.
Ольга:- Согласна. Это можно отнести ко многим процессам в жизни. Алексей, спасибо, за интересную беседу!
Юлия: – Спасибо, что нашли время в своем плотном расписании тренингов.
Алексей: – До встречи на SQA- days 10!


Интервью с интересными людьми: Алексей Баранцев (часть первая)

После интервью с Александром Орловым мы (Ольга Черепанова и Юлия Баленко компания VIAcode) решили продолжить традицию компании VIAcode – за чашкой кофе или бокалом вина разговаривать с выдающимися людьми в области IT .
В 20-х числах августа в Санкт-Петербург приехал Алексей Баранцев. Алексей наиболее известен как главный редактор портала software-testing.ru, также он ведет тренинги, участвует в организации различных профессиональных конференций.
В области тестирования ПО он довольно давно. Пройдя путь от тестировщика до руководителя подразделения заказного тестирования, работал в качестве разработчика, аналитика, консультанта и менеджера проектов. В Санкт-Петербург Алексей приехал на несколько дней: в субботу он уже уезжал, поэтому решено было встретиться в пятницу,
в ресторанчике «Италия».

Когда наша компания во главе с фотографом, единственным взявшим карту, после некоторых блужданий по старым улочкам вышли к «Италии», Алексей нас уже ждал. Несмотря на только что проведенный тренинг – был бодрый и энергичный 🙂
Мы тоже были бодры, предвкушая интересный вечер и хорошего собеседника.

В интерьере ресторана почему-то были разнообразные мотоциклы, которые весьма заинтересовали нашего фотографа.

После заказа пасты, оказавшейся очень вкусной и съемок, мы приступили к интервью, и сразу с места в карьер!
Ольга: – Алексей, как вам удается совмещать столько дел? И тестировать, и читать тренинги? И руководить?
Алексей: – Ну, вообще-то я просто занимаюсь тестированием, всем, что относится к нему. Некоторое время я работал руководителем группы тестирования, но потом понял, что это не мое, что мне больше нравится заниматься не столько руководством людьми, сколько тестированием.
Юлия: – На moikrug.ru в разделе Специализация и профессиональные навыки вы пишете,
что: «Я – тестировщик. Этим и интересен». Чем именно вы интересны ? 🙂
Алексей: – Эта фраза из Владимира Маяковского. Это не цитата, а парафраз.
У Маяковского есть автобиография, она начинается так: «Я поэт — этим и интересен, об этом и пишу». Но я не поэт, я тестировщик. Поэтому я именно этим интересен. Об этом и пишу.
Ольга: – То есть смысл в том, что вы занимаетесь тем, что вам нравится? Этим интересен? Это ваша суть получается?
Алексей: – Да, это стиль жизни. У кого–то поэт, а у меня тестировщик.
Юлия: – Скажите, какими вы видите современных тестиро­вщиков?
Они отличаются от программистов?
Алексей: – Сложно говорить про современных тестиро­вщиков, потому что современному тестированию вообще лет тридцать, как дисциплине. За это время не так много поколений успело смениться. С другой стороны, конечно же, какие–то изменения есть, потому что отрасль быстро развивается. У тестировщиков во все времена было одно качество, которое их выделяло среди всех остальных людей, которое не меняется – это любопытство и жажда что-то узнать. Когда маленький мальчик ломает машинку, если он ее ломает просто, чтобы сломать, то это не тестировщик, это просто мальчик ломает машинку. Если же он ломает, чтобы узнать, как она работает – то это тестировщик.
Он потом, может, обратно ее соберет. Главное здесь цель и личные качества.
Самое важное личное качество – это именно любопытство.
Юлия: – А отличие от программистов есть?
Алексей: – Отличие от программистов есть. Хорошо заметно это тогда, когда программист пытается тестировать. Программист тестирует до первой ошибки. После этого он перестает интересоваться тем, как оно работает и начинает думать о том, как оно должно работать и пытается сделать так, чтобы оно работало, как он хочет.
То есть он творец.

Тестировщик не творец, тестировщик, он – ученый. Ему как бы все равно, как мир устроен, ему важно узнать, как оно работает. Он узнает все, на этом он успокаивается.

В этом разница.
Ольга: – Алексей, а тестировщики, они вообще занудные?
Алексей: – Ну, что такое занудные? Занудный, это человек, который неинтересный, который без увлечения о чем-то говорит или занимается чем-то без увлечения.
Может быть, конечно, их можно назвать условно перфекционистами – всё стремятся довести до совершенства. Но вот я и разработчиков таких встречал немало, которые до последнего момента держат, не отдают продукт на тестирование, говорят: «Нет-нет, я еще не все доделал, подождите».
Ольга: – А почему они не отдают? Им страшно, что найдут ошибку или, как творцы,
хотят дотворить?
Алексей: – Им хочется, чтобы он отдали жемчужину.
Ольга: – Идеал? А такое бывает?
Алексей: – Ну, пока не встречал.

Ольга:– Перфекционизм вообще не очень хорошая штука для жизни.

Алексей: – И тестировщику трудно быть перфекционистом! Он очень хорошо понимает, насколько несовершенны все наши выводы о качестве продукта. Потому что, вот проверил тестировщик все на каких-то данных, и столь же прекрасно он понимает, что проверить на всех–всех-всех он не сможет никогда. Поэтому у тестировщиков должно быть очень четко развито чувство баланса, чувство достаточности (что называется good enough).

Если тестировщик будет перфекционистом, то, конечно, ему будет очень тяжело.

То есть он постоянно будет чувствовать ответственность за то, что он что-то не доделал. Наверное, уровень тревожности будет зашкаливать.
Юлия: – Алексей, а мне вот интересно про ваш портал Software-Testing.Ru узнать поподробней. Изначально это был проект Вячеслава Панкратова, однако сейчас этот портал ассоциируется с вашим именем. Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились со Славой? Как случилось, что именно вы впоследствии стали во главе Software-Testing.Ru?
Алексей: – Это немного личная история, но вам я ее расскажу.
Портал появился в 2004 году, тогда он находился еще в украинском домене и назывался tester.com.ua.
Тогда это был не портал, тогда это был форум, плюс сборничек небольших статей, которые Слава писал. Появилась идея, что хорошо было бы это как-то оживить, чтобы что-то постоянно менялось, хотелось сделать колонку новостей. И я вызвался быть редактором этой колонки новостей. Примерно год существовало это в таком виде – форум, статьи и колонка новостей. Потом портал не рос, но переехал на Software-Testing.Ru, потому что решили, что надо перенести его в более общий домен, не только украинский.
Ну а потом Славе стало неинтересно заниматься тестированием.
Ольга:– А вы так и продолжали работать?
Алексей: – Нет, Слава закрыл портал. Примерно год мы жили без сайта, на котором можно было бы профессионально тусить, общаться. Народ разбрелся, появились группа в Живом Журнале (прим. ред. live journal) – тогда еще не было ни фейсбука, ни контакта. К этому времени в моей семье родился третий ребенок, и Наташа, моя жена, (Наталья Баранцева – координатор проекта Software-Testing.ru) сказала, что больше не хочет ездить в офис.
– Хочу открыть свое дело, – говорит она.
– Ну, какое, например? – я спросил.
– Давай купим цветочный магазинчик, будем торговать цветами!
Не нравилась мне эта идея с цветочным магазинчиком, и я говорю:
– Давай лучше что-нибудь другое. Давай какие-нибудь профессиональные услуги будем оказывать по моей специальности – тебе же все равно, что продавать.
Ольга:– Как настоящий мужчина дал направление.
Алексей: – И она согласилась. 🙂
Юлия:– А до того она имела дело с IT?
Алексей: – Ну, как. Она со мной имела дело. У нее образование математическое – мехмат МГУ, так что, конечно, и знакомых много, которые в IT области работают. Тогда мы договорились со Славой о том, что он нам передает этот портал, мы его возрождаем, и на базе его уже строим что-то более расширенное.
В этот момент появилась новая стратегическая идея – с чем должен быть этот портал, как он должен выглядеть. Всё, что там было, осталось, то есть – форум и статьи остались,
но появилась именно идея портала, потому что к этому моменту были разрозненные ресурсы, блоги, посвященные тестированию. Возникла идея, что нужно сделать единую точку входа, с которой будут вести ссылки во все остальные места. То есть цель была не собрать всех тестировщиков в одном месте, а собрать информацию обо всем, что есть в русскоязычном интернете, касающемся тестирования, в одном месте.
Поначалу это было не так много. Была группа в live journal, была группа в контакте –
к тому времени уже что-то появилось, было несколько блогов, первая мысль у нас была – надо сделать трансляцию блогов, мы их тогда собрали, их было 5-6. Сейчас уже больше 50.
А потом …а потом началось. Потом к этому порталу присоединилось еще чуть-чуть, еще чуть-чуть, еще чуть-чуть. Через какое-то время мы поняли, что он становится слишком большим и слишком неуправляемым, провели реструктуризацию и появились люди, которые занимаются какими-то отдельными разделами: то есть тренинги – это одна часть, поиск работы, вакансии, резюме, услуги по подбору персонала – это другая часть, рассылка – третья часть. При этом люди почему-то приходят и приходят, почему-то им интересно этим заниматься, они помогают этот портал развивать, строить. У нас, у Наташи в частности, у нее роль координировать все эти деятельности.
Ольга:– То есть она получила то, что хотела?
Алексей: – В общем, да.

Продолжение следует..


VIAcode в лицах. Максим Менжунов.

Наш Блог начинает новый проект – VIAcode в лицах. В его рамках мы будем публиковать интервью с самыми яркими представителями нашего семейства VIAcode. Любопытно же – с кем ты работаешь бок о бок.
В обычной жизни не всегда точно знаешь мнение коллеги по тому или иному поводу, а о некоторых вещах можно только догадываться.
Мы решили снять завесу и теперь напрямую задаем вопросы тем, кто нас давно интересовал.

Первым претендентом был выбран, пожалуй, самый необычный и экстравагантный QA менеджер Петербурга и Всея Руси – Максим Менжунов.

Максим показал себя как очень убедительный собеседник, который не только ловко орудует словами, но и взвешенно отвечает на порой очень острые вопросы.

Итак, приготовьтесь, мы взлетаем!

Корреспондент (К): Добрый день, Максим. Мы очень рады, что ты согласился ответить на наши вопросы. Читателям блога интересно узнать, о тебе из первых рук. Пожалуй, начнём. Компания существует в Петербурге 9 лет. Сколько времени ты уже здесь?
Максим (М): Добрый день. Я работаю в ней с февраля 2003 года, соответственно, это где-то 8 с половиной лет.

К: Можем ли мы говорить, что ты развиваешься вместе с компанией?
М: Да, я думаю, что, придя в эту компанию, мы вместе с ней развивались. Я принимал участие и в развитии себя и в развитии компании в рамках
QA.

К: Расскажи тогда как ты сюда попал? На какой должности работал?
М: Получилось это так: предыдущая компания распалась, я поискал по рынку и вышел на тот момент на неизвестную ещё компанию AVICODE. Пообщался с Димой Петровым. Позиция предполагала, что я буду единственным QA инженером, но все же мне предстояло на своих плечах двигать все процессы с нуля и, естественно, подразумевала под собой большую ответственность за будущее компании. Меня данная позиция заинтересовала в большей степени чем какие-то другие варианты, ну и, конечно, очаровал Дима Петров с его замечательной харизмой. Я еще тогда подумал, что с этим человеком мы далеко пойдём.

К: И что потом? Как ты понял, что твоё карьерное развитие началось и ты неуклонно движешься в сторону менеджера.
М: Естественно, мои желания часто опережали возможности компании. Мне всегда хотелось добиваться чего-то быстрее. Но порядка 3 лет первоначально я работал одним тестировщиком на 10-12 человек на проекте, и считалось, что одного Максима достаточно. Вскоре количество задач возросло и мне хотелось получить кого-нибудь в помощники, с кем мы могли бы развивать тестирование в AVICODE. И такая возможность мне наконец-то предоставилась и мы взяли Андрея Акулова, потом Таню Саввину, Тимура Юлдашева (заметьте, с этими людьми мы до сих пор работаем вместе). Я стал тогда небольшим лидом. И пошло-поехало.

К: Сложно было ждать?
М: Да, ждать было сложно. Я уверен, что многие ребята, которые работают у нас, точно также ждут каких-то перспектив, когда перед ними откроются двери в светлое будущее. Хочу им сказать, что если стремиться, стараться, добиваться, то всё оно будет, всё придёт.

К: Если бы у тебя была возможность, изменил ли бы ты что-нибудь в своём прошлом на этом пути?
М: Наверное, нет, я считаю, что все мои прожитые годы были прожиты достаточно правильно.

К: Что или кто помог тебе в твоём развитии?
М: Самообразование, самообразование и ещё раз самообразование было всегда. Я много работал для того, чтобы стать тем же лидом и получить официальную приставку. Долгое время я исполнял обязанности лида, оставаясь формально простым инженером. Чтобы добиться официального признания, я ходил на курсы, занимался самообучением, брал на себя и выполнял дополнительные обязанности и прочее прочее. Я заметил, прочитав своё резюме, что буквально каждый год у меня была хорошая традиция посещать какие-нибудь тренинги по тестированию и лидерству. Плюс, тогда ещё наша профессия тестировщика была не особо сильно развита, и знания приходилось вырывать из всевозможных источников.

К: Команда, которую удалось собрать тебе, выглядит очень профессиональной. Как? Как тебе это удалось?
М: Наверно, это необходимо сопрячь с тем вопросом, который был ранее, о коллегах и самообразовании, и хотелось бы отметить такого человека как Дима Петров, который, не то чтобы проводил со мной какие-то тренинги, но был прекрасным образцом для подражания, я часто наблюдаю за его действиями. В моём понимании, Дима всегда был замечательным менеджером. Он поступал всегда не то чтобы по книжкам, но всегда по здравому смыслу. Он старался набирать похожих людей, и, наверное, я таким образом следовал его “заветам”. И поэтому получилось так, что вся наша команда – как команда QA, так и команда девелопмента, состоит не только из профессионалов, но и просто из замечательных людей. Хотел бы заметить, что больше половины сотрудников работает в QA команде от 3 до 6 лет.

К: Внутри команды ходит слух, что набор в команду тестирования очень жёсткий, жестче даже чем отбор в команду программистов. Чем это обусловлено?
М: Я не могу однозначно ответить на вопрос, потому что я не постоянно принимаю участие в найме разработчиков.

К: Не секрет, что количество девушек в команде тестирования очень велико, 50 на 50, если мне не изменяет память. Связано ли это с тем, что девушки лучше разбираются в тестировании?
М: Я стараюсь поддерживать паритет между мужчинами и женщинами, у них просто разные взгляды, соответственно, если девушки могут делать спокойно какую-то монотонную работу, которую нужно делать долгое время, то мужчины больше склонны делать общее овервью, больше разбираться в технических деталях. Естественное, это индивидуально для каждого, но я считаю, что количество должно быть приблизительно одинаковым. Таким образом, команда становится более сбалансированной и можно более гибко использовать её для разных задач. Я не хотел бы, чтоб у нас к какому-то времени стали или- только мальчики или только девочки, думаю что, как и раньше у нас был паритет 50 на 50, так он и будет поддерживаться.

К: Полезный вопрос для тех, кто захочет присоединиться к нам. Какие главные критерии отбора в команду?
М: Хороший вопрос. Я думаю что вряд ли смогу однозначно ответить, но то что мне приходит в голову прямо сейчас, нам нужны сообразительные, позитивные люди, которые в перспективе могут быстро расти.

К: Мы знаем тебя как отличного менеджера. Это врождённый твой дар или результат кропотливой работы?
М: Наверное, здесь имеет место и то другое: и какие-то врождённые коммуникативные навыки, и кропотливая работа над собой. Когда я пришёл учиться на программиста и, посмотрев на своих коллег, я понял, что есть люди, которые действительно намного лучше меня разбираются в программировании. Но эти замечательные люди испытывают сложности в коммуникациях с внешним миром, не умеют продвигать свои идеи, не могут «продавать» свои результаты. Я осознал, что мне надо им помогать, и я могу просто стать их менеджером. Здесь всё же помогло что-то врождённое – помогать людям общаться, но, как и многие менеджеры, я понимаю, что я далёк от идеала, чем больше я знаю, тем больше я понимаю, что я ничего не знаю. Стараюсь работать над собой, занимаюсь над самопланированием, достижением целей, самомотивацией – это тоже очень тяжёлый труд и заниматься им приходится постоянно.

К: Ты начал говорить про разработчиков. И тебе, как менеджеру, часто приходится с ними контактировать. Они ведь совсем другие люди, нежели тестировщики. Возникают ли у тебя конфликты, недопонимания в коммуникации с ними? Каким образом ты их решаешь?
М: Не буду претендовать на объективность, но мне кажется, что наша команда девелопмента меня уважает, но не особо любит. Связано это видимо с тем, что я пытаюсь защищать интересы всей нашей команды, действуя при этом иногда слишком прямо. Понимаю, что в некоторых случаях я мог бы решить проблему и помягче и попроще, но уж есть у меня такая деспотичная черта, я это признаю и над этим работаю. Но как показывает практика, со многими разработчиками мы в достаточно хороших контактах, постоянно общаемся, они всегда заходят обсудить насущные проблемы. По моему мнению, да и не только моему, все проблемы из-за недостатка общения. Когда мы найдём хороший формат общения, станем меньше боятся коллег и больше друг друга уважать, мы сразу избавимся от большего количества недоразумений.

К: Ты можешь сказать, что больше всего мотивирует и заводит тебя в проекте, над которым ты работаешь?
М: Деньги, деньги и только деньги। Аха-ха-ха-ха!!! Хотя на самом деле всё иначе. Меня мотивирует возможность общения с людьми, возможность помогать им развиваться. Я вижу роль менеджера у себя в команде следующим образом: это не надсмотрщик, который заставляет людей делать какие-то задачи, а человек, который помогает людям развиваться и строить их дальнейшую карьеру, именно это меня больше всего и мотивирует. В большинстве случаев даже не столько обратная связь от заказчика, сколько развитие каждого человека в нашей команде, и это действительно реально прёт. Иногда мои действия кому-то могут показаться непонятными, но я стараюсь всегда слушать людей, их желания, стремления и стараться, чтобы они совпадали с проектными возможностями, чтобы у людей была возможность их реализовывать. Иногда подталкиваю людей путём перемены типов, сложности задач и или чего-нибудь, для того, чтобы они развивали свои лучшие качества.

К: Давай поговорим о тим-билдингах. Ты часто берёшь на себя организовывать тим-билдинги внутри проекта, например релиз-пати. Тебе нравится этим заниматься?
М: Так как я чувствую, что я по натуре менеджер, мне нравиться заниматься организационной деятельностью. Безусловно я могу всё это делать, и я раньше делал это достаточно часто, но сейчас я обычно отхожу от этого и предлагаю команде поучаствовать самой. Мне хотелось бы, чтобы люди сами брали ответственность, я не хочу быть менеджером везде, я хочу дать возможность проявиться другим людям, чтоб они попробовали это. Организация – это, по сути, тоже какой-то маленький менеджмент, это те же самые проектные задачи: спланировать, договориться, скоординировать, проверить, проанализировать всё ли было нормально. И мне хочется, чтобы у людей возникало желание самореализовываться и показывать свои возможности в этом.

К: Какой тим-билдинг оставил у тебя самые сильные воспоминания?
М: За долгие годы работы было очень много тим-билдингов и выделить какой-то конкретный достаточно сложно, все они уникальны по своему. Как обычно проходят тим-билдинги? Есть всегда группа людей, с которой ты общаешься большую часть вечера и я не могу сказать, что общения с кем-то для меня было важнее, чем было общение с кем-то другим на прошлом релиз-пати, я не могу выделить что-то одно. На каждом релиз-пати я стараюсь в неформальной обстановке услышать их взгляды, их чувства, их проблемы, не обязательно о работе. Потом это переваривается во мне и выливается в какие-то решения. Ну и всегда вспоминаются последние пати, когда мы идём все вместе и тусим до самого позднего, с танцами, гулянками и безудержным весельем.

К: Максим, месяца полтора назад был всплеск гонений на тестировщиков в русской блогосфере. Достаточно взглянуть на опрос, проведенный Панкратовым и Орловым: “Чего не хватает тестировщикам ПО?”. И оказывается, что не хватает “Понимания целей и задач процесса тестирования”. Понятно, что понимания целей менеджмента – не хватает менеджерам, целей разработки – разработчикам, и что вообще это такой лёгкий троллинг. Но тем не менее, на твой взгляд, чего не хватает тестировщикам ПО и что же им мешает?
М: Если мы в тех опросах заменим слово “тестирование” на слово “разработка”, мы получим все те же самые ответы, так что я скептически отношусь к данного рода опроса. Все мы работаем как одна команда над одним продуктом. Безусловно, иногда возникают какие-то косяки и у той и у той стороны. Наша задача – выявить эти закономерности и по возможности их исправить, вот и всё. А чего же не хватает реально тестировщикам? Это слишком общий вопрос, такой же как и “Чего не хватает людям для счастья?”. Для каждого человека это что-то своё, в зависимости от того, что за человек, какая у него роль, какие у него задачи – всё это очень индивидуально.

К: Представь, наш директор дал тебе пусть 100 000 000 000 рублей, которые ты можешь потратить внутри команды. Как ты ими распорядишься?
М: Почти сто тысяч мильёнов, ого. Но не в деньгах счастье же! Я бы постарался осчастливить команду полетом в космос, на луну и или ещё куда-нибудь. На самом бы деле потратился бы на незабываемую поездку всей командой. Деньги приходят и уходят, а впечатления остаются, тем более, когда они связаны с теми людьми, с которыми ты рядом бок о бок делал тот самый проект.

К: Спасибо тебе за ответы. Ну и давай последний вопрос: Что ты пожелаешь нашим читателям?
М: Позитивнее относится к жизни, больше улыбаться, и всё будет хорошо.

Интервью с интересными людьми: Александр Орлов. Часть вторая.

С удовольствием предлагаем вам вторую часть интервью с Александром.
Первая часть здесь.
Ольга: – При описании одной из тем системы Happy PM, я нашла упоминание о состоянии “потока”. Это очень интересная информация, сейчас об этом есть и литература, и даже специальные тренинги. Как к Вам приходит “потоковое” состояние? Как Вы его удерживаете?

Александр: – На самом деле, оно неожиданно приходит. Такой “работун” нападает иногда, или вдохновение, разные термины есть. Я называю “работун”.

Когда нападает, я стараюсь отключать все коммуникативные каналы – email, аську, скайп. Работать с включенной почтой в принципе нельзя. По возможности телефон тоже куда-нибудь убираю.С женой мы договорились, что вопросы бывают срочные и несрочные, доходило до того, что она мне на e-mail пишет. Потому что если мне позвонить срочно и сказать – “Саша купи батон и молоко”, я могу сказать, “Да-да”, а потом все равно забуду. Потому что я в “потоке”. А могу выйти из “потока”, тогда буду злой и ругаться.

Ольга: – Как долго оно может продолжаться?

Александр: – Состояние потока? Часов 8-10 может продолжаться в день. Вот я писал “Белую книгу менеджера”, меня так это захватило, я сел и я реально часов 8 или 10 в день я ее писал. Муза не так часто заходит, раз уж она зашла, надо с ней поработать, а то завтра не зайдет, что я буду делать?

Юлия: – Когда появится  “Белая книга менеджера “?

Александр: – Мы пока думаем, что с ней делать. Я постарался сделать ее практической, насытить инструментами, про которые мы на тренингах, в частности, рассказываем.

Юлия: – А ведь есть еще и “Черная книга менеджера“! В предисловии к ней Вы написали, что она [книга] “станет событием в российском ИТ-менеджменте, как в свое время стали событиями правила Ашманова и книги Сергея Архипенкова”.

На Ваш взгляд, что-нибудь поменялось в области разработки ПО с момента публикации “правил Ашманова“? Что именно? Возможно, эта публикация повлияла на ваше мировоззрение?

Александр: – Сложно сказать, потому что я не знаю, сколько людей это все прочитали. Я почему выделил именно эти 2 книги, потому что русскоязычной литературы в управлении IT проектов очень мало. В основном это переводные издания и они местами достаточно странные. Причем даже общепризнанные гуру. Взять Тома Демарко классическую книгу «Человеческий фактор: успешные проекты и команды». Книга в свое время перевернула мое мировоззрение, но потом прошло лет 5, и я понял, что в ней явно не достает большого куска работы. Она очень позитивная, про то, как надо программисту делать хорошо. И там нет ни слова про то, что делать, когда какая-то проблема на работе случается с программистами. И у неокрепших умов, менеджеров, которые все это читают, или у программистов, которые становятся менеджерами, возникает ощущение, что надо делать то, что написал Демарко, и оно все само случится. Оно само не случается. Возникает проблема. Надо как-то конструктивно сказать что-то человеку, а Демарко про это ничего не написал, и менеджер думает, наверное, нужно еще позитива добавить. Он добавляет позитива, все усугубляется, человеку не сказали, что он не прав. И все это замкнутый круг. И про эти вещи во многом Ашманов пишет. У него есть “Правила Ашманова“, там у него есть “Словарь ненормативной лексики руководителя” и “Словарь ненормативной лексики программиста“. Там как раз перечислены шаблоны такого неправильного поведения программиста. И вот это мне в свое время очень понравилось. Человек как раз затронул то, что оно есть. Ты читаешь, и ты понимаешь, вот так оно все. А в книге Сергея Архипенкова дан такой фундаментальный анализ, почему возникают проблемы и что с этим делать.


Юлия: – Вы ревьюировали книгу С. Архипенкова “Руководство командой разработчиков программного обеспечения” еще будучи менеджером проектов компании Intel. Рецензию на нее я не смогла найти, она есть?

Александр: – Рецензии нет. Была такая история… Это был конец 2007 года, у меня на тот момент был ужасный сайт Happy PM, и тут мне приходит письмо от некого craftbrother’а. “Александр, я тут написал книгу, вы не могли бы ее порецензировать?”. Я не знал, кто такой craftbrother, но я скачал, это оказался Сергей Архипенков. Я ее честно распечатал, и на новогодние праздники мы с семьей поехали в пансионат, и пока дети были в игровой комнате, я ее читал и ручкой что-то там чиркал. Так я прокрался в “благодарности” к этой книге. То есть я что-то там такое подвякнул про совещания, и вот Сергей меня там упомянул. Эта книжка вышла, по-моему, где-то через полгода, в свободном доступе она выложена на моем сайте. На сайте Сергея, естественно, стоит ссылка.

Юлия: – Скажите, эта книга дала вам какой-то дополнительный толчок к развитию в направлении консультирования по вопросам управления командами разработчиков? Какой именно? Что она изменила?

Александр: – Не сама книжка, а тот факт, что Сергей обратился ко мне за рецензией. Я вырос на полметра, я понял, что к моему мнению прислушиваются.

Юлия: – Особенно к вашему мнению прислушиваются ребята из клуба Stratoplan. Очень интересный клуб для меня в частности. Александр, а как туда происходит отбор студентов туда?

Александр: – Сейчас у нас 2 направления – одно для тех, кто хочет стать менеджерами и прокачивает какие-то управленческие вещи и свою карьеру пытаются строить.
Второе – клуб тренеров. В клубе менеджеров сейчас сейчас 180 человек, в клубе тренеров – 40. Отбор, на самом деле, не происходит никак. Мы берем любого, кто готов заплатить за свое обучение. Единственное, что у нас очень жесткий контроль за самим обучением. У нас практически после каждого вебинара есть домашнее задание, есть срок сдачи домашних заданий, их надо делать. И за 2 не сделанных домашних задания мы людей отчисляем, отключаем от группы.
Можно попросить об отсрочке – у всех свои обстоятельства, у кого-то семейные, у кого- то рабочие. Пока что, скажу честно, мы отчислили несколько человек (меньше 10 точно).
Честно говоря, не знаю, как так получилось, но люди подобрались очень активные. То есть там без нашей инициативы идут какие-то массовые обсуждения разных управленческих тем, каких-то кейсов там, книг, семинаров.

Юлия: – А правда, если человек у вас будет недоволен результатом, вы возвращаете деньги за обучение?

Александр: – Да, при условии, что он отработал год в группе, всё сделал, что ему говорили, все домашние задания. На самом деле, мы и на тренинги даем такую гарантию. И мне кажется, это честно просто. Если я пользы не принёс, за что брать деньги?

Ольга: – Обязательно ли человек после окончания курса станет менеджером? А если нет? Каких еще результатов он может достичь?

Александр: – На самом деле, по поводу результатов, совершенно точно у него улучшатся soft skills– коммуникативные навыки. Мы этому уделяем много внимания. У нас одно из заданий было – мы делали вебинар про конструктивное разрешение проблем, там давали такую схему 4-х шаговую. Каждый шаг разбирали в деталях. Айтишники любят схемы. И потом мы попросили какой-нибудь недавний конфликт на работе по этой схеме проанализировать. Люди написали, что было, как бы они сейчас подготовились к разговору, и мы старались на каждый кейс ответить своими комментариями, что правильно, на что следует обратить внимание, что сделать немножко иначе. По отзывам, опять же, у них этот навык улучшается.

Ольга: – Вы привлекаете психологов к составлению упражнений или Вы сами все готовите?

Александр
: – Слава Панкратов сейчас как раз получает психологическое образование по направлению практическая психология. Я сам не психолог, я самоучка. И те материалы, которые мы даем, во многом они, конечно, позаимствованы из каких-то других тренингов, методических разработок. Кейсы мы пишем сами, безусловно, основываясь на своем управленческом опыте, основываясь на управленческом опыте наших слушателей. Саму методику обычно заимствуем, она уже в принципе разработана. Единственное, мы ее адаптируем под айтишников, потому что немножко специфическая публика опять же. В том плане, что у людей есть определенный скептицизм по отношению к науке «психология», психологам вообще. И надо просто давать людям это все в виде схем.
На самом деле, то, что мы даем soft skills, эти навыки будут полезны в принципе людям везде, не зависимо от того, будет он менеджером или он выберет для себя техническое направление, потому что, по моему опыту работы в Intel, в Sun Microsystems, те технические люди высокого ранга, которых я видел, они все очень неплохие коммуникаторы. Безусловно, бывают свои исключения, допустим, Бьерн Страуструп, если вы его видели, автор языка С++, он очень посредственный коммуникатор, я бы так сказал. Очень такой вялый, такой с занудным голосом. Его невозможно слушать, но любим мы его не за это. Большинство людей в коммерческой разработке работающих с высокими техническими компетенциями, они хорошие коммуникаторы. Потому что ему все равно приходится много общаться. Потому что ему надо оказывать влияние на всю организацию, ему надо с людьми договариваться, объяснять, убеждать. Не важно, станет человек менеджером или нет, навыки общения, навыки выступления, навыки написания писем все равно останутся с ним.

Ольга: – Этому как раз вы и обучаете?

Александр: – Это большой пласт нашего обучения. А второй большой пласт связан с такими более карьерными вещами – заведение деловых знакомств, в том числе внутри своей компании, повышение заметности результатов своей работы. Результаты должны быть. Этого многим не хватает. Общение со своим начальником, как правильно разговаривать со своим начальником, чтобы он тебя не уволил после этого разговора.

Ольга: – Да, айтишники не самый разговорчивый народ. В вашей вступительной статье на сайте Happy PM вы пишете, что программисты – это вообще не люди, а супер-человеки. Почему они супер-человеки, чем они отличаются от простых людей?

Александр: – Хороший вопрос. По опыту общения с разными группами людей, я бы сказал, что программисты, конечно, все очень умные, большинство, наверное. Причем многие себя находят не только в программировании, но и в творчестве, в искусстве, где-то еще. Другое дело, что их особенность состоит в том, что зачастую они очень интровертные и высокий интеллект не находит своего применения снаружи. Как раз на эту темы мы – и я лично и мы сейчас со Славой Панкратовым – активно работаем, чтобы помочь людям научиться правильно коммуницировать. Мне кажется, потенциал программистов вообще, интроверта с высоким IQ, очень сильно миром недоиспользован. Таких людей надо активней использовать, чтобы они чего-то где-то креативили, предлагали, что-то еще делали. Посмотрите, сколько у нас сейчас олимпиадников в школе, а потом они заканчивают институт и устраиваются куда-то работать, к 30 годам что-то непонятное где-то делают. Умный человек, программист, талантливый, начинает чего-то делать, потом уходит в какой-нибудь скучный проект, там потихоньку тухнет, и начинает себя находить в походах, например. Я не осуждаю, другое дело, что очень хочется вот этот потенциал заиспользовать, не терять его.

Ольга: – Как понять человеку, что это его путь и ему следует развиваться в этом направлении? Менеджер ли он? Может, ему стоит развиваться в техническом плане?

Александр: – Во-первых, надо, конечно, пообщаться с самими менеджерами и понять, что они делают. Потому что зачастую технические люди, со своего уровня глядя, инженеры, они про менеджера думают, чем он занимается – пишет письма, читает письма, назначает митинги, бегает, разговаривает, трындит по телефону, по голове иногда дает – вот какое-то такое впечатление. Второй момент, можно скачать у нас есть бесплатный курс “Как стать менеджером в ИТ” [Как стать менеджером в ИТ (free) прим. ред.] – 4-х часовой, аудио. Мы 2 года назад со Славой Панкратовым его записали, мы там очень подробно говорим о том, чем занимаются менеджеры и что нужно делать, чтобы туда двигаться. Это такая разговорно-теоретическая подготовка. Еще один хороший вариант – попробовать что-нибудь организовать. Например, встречу сокурсников, на шашлыки. И когда ты все это организуешь, надо к себе прислушаться, получил ли ты какое-нибудь удовольствие от этого или нет. Если удовольствие удалось получить, то, наверное, есть какая-то предрасположенность.

Ольга: – Чтобы оставаться тренером, консультантом, необходимо все время быть на пике новых технологий – а это значит обучаться, читать, искать новые возможности. Как Вам это удается?

Александр
: – На самом деле, я сейчас не занимаюсь консалтингом. И мы со Славой сейчас не занимаемся консалтингом. Мы занимаемся обучением. Причем довольно специфическим, в области soft skills. И мне кажется, это очень большая разница между консалтингом в области технологий или в области методологий и обучение в области soft skills. Потому что в области soft skills, каких-то коммуникативных вещей, мне кажется, там больше играет роль методика, плюс какие-то кейсы из реальной жизни. На самом деле, если б это были не айтишники, то играла бы роль только методика. Но айтишники – скептики. А кейсы из жизни реальных ИТ компаний их очень сильно убеждают. Поэтому обычно то, что мы на тренинге делаем, это методическая часть, а потом story telling. То есть мы начинаем травить байки. “Вот в одной компании был такой случай…”, а случаев у нас много.

Ольга: – Байки реальные?

Александр: – Байки все реальные. Из нашего опыта и из опыта наших слушателей. Собственно, мы из тех отчетов, которые нам присылают, в том числе оттуда мы берем кейсы, которые потом рассказываем на тренингах. Естественно, обезличено, чтобы потом никто не пострадал. И вот эта схема, она очень хорошо работает на тренингах. Люди очень здорово воспринимают такие истории, и как бы внедряют в себя этот материал.
В консалтинге, там, наверное, иначе. Там надо приходить, жить с людьми неделю или 2 недели, смотреть, что у них получается – не получается, как-то их подправлять. Там уже нужно больше работать руками, именно в поле.
На самом деле, это опять же зависит от человека. Есть люди, которым нравится читать свой материал, есть люди, которые вполне могут читать чужие тренинги. Я вот не могу читать чужие тренинги. Мне хочется все тут же переделать. Поэтому я люблю свои делать.
Еще интересная такая особенность в том, что наш рынок консультантов и тренеров в России, Украине, Белоруссии, он вообще очень такой странный. Он отличается от западного. Западные консультанты – это в основном люди, которые работают fulltime в консалтинге, и работают на себя фактически. У нас, если говорить об IT тренерах, это зачастую люди, которые где-то работают по найму, и в свободное от работы время читают тренинги. Я не знаю, за счет чего у нас сложилась такая разница, но западную модель я больше понимаю. Потому что у нас тренер, который где-то работает fulltime, фактически он 40 часов своей жизни он тратит на то, чтобы, безусловно, работать практически. Он работает в одном и том же проекте, с одной и той же командой, в рамках одной и той же проф. структуры, в одной и той же компании, и практического опыта он получает в очень таких стабильных условиях, не меняющихся. А консультант, например, Асхат Урузбаев, который сейчас fulltime консультант, приезжает на две недели, скажем, в компанию, которая, допустим, разрабатывает игры. Он получает оттуда свой опыт. Потом он едет в какой-нибудь банк, получает оттуда опыт, и у них такого разнообразного опыта гораздо больше. Я думаю, мы к этому тоже придем когда-нибудь.

Ольга: – Александр, дайте совет тем, кто хочет вырасти (в тим-лидера, в менеджера), но не знает с чего начать?

Александр: – Я люблю на свои тренинги приглашать разных гостей, внешних спикеров. И в свое время я пригласил к себе Лешу Дмитриева, он долгое время в Motorola работал и потом он ушел в Yota. Очень интересный человек, с большим опытом. Я его пригласил и спросил: “Леша, вот, на твой взгляд, что нужно делать человеку, чтобы стать менеджером, каких людей ты продвигаешь в менеджеры?”.
Вот его ответ: “Для этого человек должен делать 2 вещи: первая вещь – это у него должен быть порядок с его задачами, он должен у себя, конкретно в своей грядке навести порядок. Второй момент, я должен видеть, что он думает не только о своей грядке, но и об огороде в целом”.
На мой взгляд, хороший инженер, программист, допустим, когда к нему приходят тестировщики и говорят, – “мы тут что-то профукали и не успеваем написать тестов”, – хороший программист должен сказать, – “давайте я вам помогу”, пойти помочь, потом подойти к менеджеру и сказать,- “смотри, я помог, но, наверное, это неправильная ситуация, как бы нам так сделать, чтобы таких ситуаций больше не возникало”. Многие люди останавливаются на этом шаге – пойти и помочь.
С этого стоит начать. Потом я бы посоветовал обратить внимание на какие-то психологические вещи, коммуникативное в том числе. Люди, которые становятся хорошими коммуникаторами, резко выделяются на фоне своих коллег.
Просто когда появится позиция менеджера и будут рассматривать кандидата, люди, которые будут принимать решение, они будут смотреть, насколько адекватно у этого человека развиты навыки необходимые для этой позиции. А навыки должны быть развиты не на супер высоком уровне, но на адекватном. А это что за навыки? Это навык конструктивно общаться с коллегами, навык эффективно общаться с начальником, знать английский язык, если проект межнациональный.
И четвертый шаг, можно попросить совета у своего начальника. Просто ему озвучить, что в перспективе полутора-двух лет в этой компании я хотел бы стать менеджером.

Юлия: – Александр, огромное спасибо за интервью для нашего блога!

Александр: – Девушки, вам спасибо за то, что так внимательно слушали. Мне было очень приятно!

Интервью с интересными людьми: Александр Орлов. Часть первая.

Вопросы к интервью подготовили и обработали Ольга Черепанова и Юлия Баленко, компания VIAcode.

В конце апреля в одном приятном кафе мы встретились с Александром Орловым, известным  тренером и консультантом в области IT, чтобы за чашечкой кофе задать ему  интересующие нас вопросы.

Интервью получилось очень интересным и объемным, поэтому выкладываем его в двух частях.

Кто такой Александр Орлов – для тех, кто «в танке» 🙂 – вкратце можно посмотреть здесь.

Итак, мы начинаем….

Ольга: – Александр, здравствуйте! Прежде чем организовать интервью, мы подробно изучили информацию о вас, и везде о вас потрясающие отзывы как о тренере, докладчике, менеджере. При этом, вы начинали с позиции тестировщика, т.е. вы такой разносторонний человек. 🙂
Нас сразу же заинтересовало – кем такой человек, как вы, хотел стать в детстве? Ведь не тестировщиком же?
Александр: – Добрый день, Ольга и Юля. Спасибо, что вы меня пригласили. Каждый раз, когда меня приглашают на интервью, я себя начинаю ощущать на полметра выше.
Так вот, про детство..… На самом деле, были какие-то стандартные по началу мысли, потом семейная легенда утверждает, что я в какой-то момент захотел стать, как дедушка, инвалидом. Потому что дедушка был инвалид войны, его везде пускали без очереди, мне эта тема очень нравилась, и я начал мечтать – быть, как дедушка, инвалидом войны.
Потом я начал читать всякую литературу – «Три мушкетера», книжки Рафаэля Сабатини, и, естественно,  хотел быть героями, да там, капитаном Бладом например.
Потом я очень сильно увлекся детективами, всю Агату Кристи прочитал. Причем все мои сверстники увлекались фантастикой, а я увлекся детективами. И мне всегда хотелось быть сыщиком, что-то такое распутывать. Как я потом анализировал, мне показалось, что именно поэтому я ушел в тестирование. Потому что тестирование, на мой взгляд, очень детективная деятельность. Я даже пост про это написал [“Хорошие тестеры любят детективы” прим. ред.]. Случается дефект или баг, и ты не знаешь, в чем причина, есть только симптом. Лежит труп –  симптом, тебе надо понять, почему человек умер, кто виноват, кто убийца, ты все это расследуешь, находишь, потом оформляешь где-нибудь баг репорт.
Юлия: – Здорово! Тестировщик – это действительно своеобразный детектив!
Александр: – Да вот такие параллели. Поэтому в детстве эволюция была такая – инвалид, герой, детектив (Смех интервьюеров 🙂 ).
Юлия: – А где проходило ваше детство и юность?
Александр: – Я родился в Ленинграде. До 1997 года я жил на ул. Зверинская, Петроградской Стороне, и, собственно, там и прошло мое детство. Школа у меня была на ул. Введенской, институт у меня был ЛИТМО, который находился  на ул. Саблинской, поэтому  у меня все было очень хорошо. В институте вообще все было удобно, потому что дом был рядом и, естественно, все отмечания, также подготовка к лекциям, происходила именно на этой квартире.
Ольга:  – Вы жили в центре, наверное, традиционные ленинградские парки с каруселями были вашим вторым домом.
Александр: – Луна-парк … луна-парк обязательно. Надо было пешком идти минут 7, наверное, до него. А так, мои все развлечения были связаны, собственно, с Петроградской стороной. То есть это был зоопарк – наша ул. Зверинская упиралась как раз в старый вход в зоопарк, и, выйдя из дома, я через 2 минуты мог оказаться в зоопарке. Каждую неделю ходил в артиллерийский музей. Еще мы часто с семьей гуляли по Петропавловке.
Ольга: – Когда я провожу интервью с кандидатами в нашей компании –  я часто задаю вопрос о любимых книгах, этот же вопрос хочу задать и вам,  есть такая книга у вас?
Александр: – Честно признаться, нет. Были книги, которые я пару раз, может, перечитывал. Вообще…  я задумался, когда готовился к интервью, наверное, такая  книжка ровно одна, это –  «Приключения майора Звягина» Веллера. Майор Звягин – супер-герой, с другой строны – этакий консультант-тренер. Он берет и другим людям существенно улучшает их жизнь, подпинывает «давай-давай, ты можешь больше», кого-то от рака излечивает, кого-то еще от чего-то, очень интересно.
Юлия: – А классику есть желание перечитывать?
Александр: – Перечитывать – нет. Классику есть желание читать, потому что я ее в школе не читал (Смех Александра).
Серьезно, я для себя уже после школы, после института, открыл Достоевского, причем как открыл. Я был в командировке в Штатах, три с половиной месяца, делать нечего, работа налажена. И я увлекался карточными играми, карточными манипуляциями, фокусами, шулерскими приемами – это хобби. Я на каком-то сайте наткнулся на повесть «Игрок» Достоевского, я ее скачал, и за тот же день ее прочитал. Меня очень впечатлило. Я начал смотреть, что еще есть у этого автора и прочитал «Идиота», «Бесов». Федор Михайлович, мне кажется, Акунин того времени. Потом я открыл Гоголя для себя. Гоголь очень смешной писатель, конечно. Потом Чехова уже почитал. Мне очень нравится.
Юлия: –  То есть классика вас догнала?
Александр: – Или я ее догнал. Кто-то кого-то догнал. Мне кажется, в школе их насильно пихают, может быть, зря. А когда начинаешь по собственному желанию читать – потрясающий язык, очень смешные, конечно. Пушкина не перечитывал, честно признаюсь. И не тянет пока.
Юлия: – Максим Горький  сказал, что он «всему хорошему во мне я обязан книгам».  А чему обязаны вы? То, что есть в вас хорошее, то какой сейчас Александр Орлов – это благодаря чему?
Александр: – Чему я обязан? Мне кажется, что многим я обязан родителям, особенно дедушке. Потому что дедушка был очень спокойный, спокойно на все реагировал. Мне кажется, что многие свои менеджерские качества перенял от него. Он никогда ни на кого не повышал голоса, он никогда не ругался с бабушкой, с юмором все воспринимал. Мы с ним могли пойти, в тайне от бабушки, купить какие-нибудь роликовые коньки.  Приходили, бабушка очень возмущалась, он как-то отшучивался. Вообще, на меня он тратил очень много времени. Человек был без высшего образования, он был мастером на заводе всю жизнь, но с ним было очень интересно общаться.  Он писал стихи. Такой очень интересный человек.
А так еще, книги. Есть ряд книг, которые, как мне кажется, довольно сильно  меня изменили. Особенно это из последних лет, когда я работал наемным менеджером, потом перешел  в свой бизнес, очень интересное приключение, и оно произошло после прочтения нескольких книг.
Ольга: – Каких книг?
Александр: – Они такие общеизвестные. Это Роберт Кийосаки «Богатый папа, бедный папа», Бодо Шефер «Путь к финансовой свободе». Причем потом я узнал, что Бодо Шефер, в частности, черпал свое вдохновение у других авторов. То есть вещи, которые он пишет, писал Наполеон Хилл, Самуэль Клейтон. Но поскольку я его первым прочел, то я ему очень благодарен.
Последней была книжка Владимира Тарасова «Технология жизни: Книга для героев». На основе китайских каких-то притч. Тарасов очень интересный человек, он в 84-м году основал первую школу бизнеса в СССР –  Таллинскую школу бизнеса.  [“Таллиннскую школу менеджеровприм. ред.]. У него изданы книги на английском языке, в том числе «Искусство управленческих воин» [«Искусство управленческой борьбы» прим. ред.]. Проводит тренинги у нас, сам живет в Соединенных  Штатах. Книжка «Технология жизни: Книга для героев» как-то хорошо так легла, я многое переосмыслил, и вот, я думаю, что буду ее перечитывать.
Ольга: – Спасибо за рекомендации книг! Вот интересно, ведь многие люди читают нужные книги, посещают тренинги, но используют полученные знания – единицы. Почему так происходит? Как полученные знания претворить в жизнь?
Александр: – Вообще, на самом деле, эффект любого тренинга во многом зависит от личности самого тренера. Причём от его опыта, его методических наработок, как он методически строит материал. Потому что после хорошего тренинга люди уже должны чему-то научиться в принципе, прямо на тренинге. Если есть какие-то практические упражнения, они уже должны что-то попробовать отработать. Методически материал должен быть выстроен, человек должен читать это все, на мой взгляд, ярко, зажигательно. Есть люди действительно интересные, классные такие, которые влияют на людей. А есть те, которые приходят и монотонно  что-то бубнят.  Это не люди плохие, просто они не умеют. Эффект от такого тренинга ужасен. Может, половина людей просто уйдет с тренинга в середине. Даже если материал ценный, но подача его нивелирует. Это первый момент.
Второй момент, это то, что есть такой эффект, мы про него в конце каждого тренинга  рассказываем. Мы его называем «ложбинка обучения».  Непосредственно после тренинга у каждого слушателя наблюдается то, что я называю, «припадок энтузиазма».  Он такой выходит на эйфории. И где-то день на второй, у всех по-разному,  энтузиазм приспадает. И в этот момент появляются мысли, тренинг это все хорошо, тренер тоже был неплохой, но тут работа, коллеги прибежали со своими задачами, начальник что-то просит.  И возникает большое желание сказать, ну я вот там отложу, потом посмотрю. И человек откладывает. Потом его затягивает его рутина, и он уже к материалу не возвращается. Это еще называется «правило 72 часов» – если в течение этих 72 часов после тренинга слушатель  ничего не сделал, скорее всего, тренинг прошел бесполезно. 
Поэтому мы в конце каждого тренинга  предупреждаем об этом эффекте, и каждого просим сделать что: в том плане, который они себе выписали, в плане действий на тренинге, сделать что-нибудь в течение первых двух дней. Написали «Купить такую-то книжку», идите прямо сейчас на Озоне и закажите. Что дальше произойдет, вы поставите плюсик напротив записанного пункта. Когда ты ставишь себе плюсик, ты чувствуешь себя молодцом. Потому что ты не просто сходил, послушал, провел 2 дня, но ты что-то реально сделал, реально изменил. Когда ты чувствуешь себя молодцом, энтузиазм возрастает, хочется сделать что-то еще.
Юлия: – Да, но как себя заставить?
Александр: – В самом начале тренингов мы обычно предупреждаем, что коллеги, ваша задача здесь, не просто потренироваться, а выписать себе план изменений. Мы обычно предлагаем такую дополнительную мотивацию слушателям –  после окончания тренинга в течение месяца просим от каждого прислать  нам отчет, что они в своей жизни изменили по результатам тренинга –  в свободной форме, любого объема. За это кстати мы высылаем сертификаты, просто так не выдаем сертификатов.  И плюс приглашаем людей в закрытую группу, там есть дополнительный материал, мы иногда закрытые вебинары проводим в этой группе.  Сейчас там около 250 человек.
Юлия: – Действительно хорошая мотивация!

[StratoplanWorld] “О пользе пользы” А. Орлов

Стала доступна видеозапись выступления Александра Орлова с конференции Stratoplan World “Развитие карьеры IT-специалиста”.

Александр доходчиво и весело, это в 11м часу вечера-то, рассказал про то чем полезна польза 🙂

Приятного просмотра, за утренней чашкой кофе.